В.А. Трейтер – вятский политик 1917 г.

Василий Алексеевич Трейтер – врач, политик, педагог, человек, известный в истории Вятского края.

Родился в Москве 19 мая 1875 г. После окончания Московского университета приехал в Вятку. Работал врачом на железнодорожной станции Мураши, санитарным врачом г. Вятки. Своей активной общественной позицией снискал уважение в либеральных кругах Вятской губернии. Поэтому после февральских событий 1917 г. Трейтер был избран в состав Вятского губернского исполнительного комитета, председателем железнодорожного исполнительного комитета.

В мае 1917 г. вновь избранный Вятским губисполкомом губернский комиссар Временного правительства Петр Тимофеевич Саламатов пригласил Трейтера в свои помощники. 15 мая Саламатов телеграфировал в Петроград министру внутренних дел: «Ввиду обширности территории губернии, многолюдности ее ходатайствую об учреждении двух должностей помощников губернского комиссара. Кандидатами на эти должности представляю избранных губернским исполнительным комитетом присяжного поверенного Николая Васильевича Огнева и врача Василия Алексеевича Трейтера. Прошу утвердить их должности с 15 мая, так как Огнев и Трейтер привлечены мною сего числа к управлению губернией».1

29 мая из министерства внутренних дел пришла телеграмма: «Огнев назначен помощником – заместителем Вятского губернского комиссара, вторым помощником губернского комиссара назначен Трейтер».2

В обязанности помощника комиссара В.А. Трейтера входило курирование работы губернского правления. Также он был председателем Вятской губернской комиссии по делам о военнопленных и военнообязанных.

В соответствии с Женевской конвенцией помощь немецким военнопленным в России оказывал Красный Крест нейтральной страны Швеции. В конце мая 1917 г. в Вятку прибыл представитель шведского Красного креста Магнус Магнуссон.

В.А. Трейтер сообщил об этом событии Вятскому губернскому комиссару: «Ко мне, как помощнику губернского комиссара явился представиться господин делегат шведской миссии Магнус Магнуссон.

По принятой во всех культурных государствах традиции визиты представителям местной власти всегда делаются в первую очередь, и, кроме того, при официальном представлении принята по той же традиции и известная форма костюма – должностные лица являются в установленной форме, лица же, коим форма не присвоена, - в черном сюртуке.

К моему удивлению господин представитель шведской миссии для представления мне явился в домашнем летнем костюме и. не будучи в состоянии владеть русским языком, пригласил с собой в качестве переводчика лицо враждебной России державы (германского военнообязанного Р. Бурман).

Покорнейше прошу обратиться к посольству Швеции с категорическим требованием, чтобы делегаты шведской миссии были строго инструктированы в отношении контактов с представителями местной власти».3

24-28 июля 1917 г. в г. Вятке состоялось совещание уездных комиссаров Временного правительства по Вятской губернии.

В работе совещания приняли участие губернский комиссар П.Т. Смаламатов, его помощники Н.В. Огнев и В.А. Трейтер, уездные комиссары, а также представители губернского присутствия Г. Луппов и губернского по военной повинности  присутствия А. Князев, начальник Вятской городской милиции В. Дробинин, уполномоченный губернского комиссара А. Жуковский.

Открывая заседание, П.Т. Саламатов сказал, что «цель созыва настоящего совещания – объединить нашу общую работу по проведению в жизнь реформ и мероприятий Временного правительства; наметить пути и методы дальнейшей работы».4

Программа совещания была следующей:

  1. Ознакомление с положением дел на местах.
  2. Общая политика и учредительное собрание.
  3. Организация местного самоуправления.
  4. Юстиция.
  5. Продовольственная политика.
  6. Борьба с пьянством.
  7. Охрана порядка, личной и имущественной безопасности.
  8. Издание обязательных постановлений.
  9. О военнообязанных и военнопленных.

10.  Вопросы, вынесенные членами совещания.

11.  Текущие дела.

По мнению губернского комиссара, главными задачами деятельности комиссаров должны быть: «Проведение политики Временного правительства, направленной к спасению страны, укреплению завоеваний революции и созданию единой и твердой власти. Подготовка выборов в Учредительное собрание. Ликвидация революционных органов общественного управления по мере проведения в жизнь новых органов земского и городского самоуправления».5

На заседании 26 июля обсуждались вопросы о надзоре за военнопленными и военнообязанными.

В.А. Трейтер ознакомил участников совещания с деятельностью губернской и уездных комиссий по делам о военнопленных. Отметил, что «одной из ближайших задач является наблюдение за правильным распределением пособий. Вопреки существующим распоряжениям, военнообязанные получают денежные переводы свыше 500 рублей в месяц на одно лицо. Наряду с этими комиссиями на местах имеются комитеты, состоящие исключительно из неприятельских подданных. Оставить их состав в таком виде нежелательно, хотя бы в интересах самозащиты местного населения».6

По предложению В.А. Трейтера было принято постановление, регламентирующее выдачу пособий «неприятельским» военнообязанным: «Одинокий получает в месяц не более 100 рублей, муж и жена – 160 рублей; семьи, имеющие детей, получают на последних меньше.

Жены военнообязанных должны считаться находящимися под надзором и подчиняться всем существующим  для их мужей правилам».7

В одном из своих выступлений на совещании Василий Алексеевич отметил, что «уездные комиссары не стеснены в праве установления порядка водворения неприятельских военнообязанных. Желательно, чтобы отношение к ним было проявлено при расселении более устойчивое и твердое, чем это делалось до сих пор.

Для удобства надзора за военнообязанными необходимо, как это имеет место в некоторых городах, устанавливать значки или номера, которые должны носиться последними на одежде. В некоторых местностях надзор за ними очень успешно осуществляется через бойскаутов. Нельзя ли применить этот способ и у нас».8

28 июля совещание закончило свою работу.

К осени 1917 г. политическая обстановка в стране в целом и в Вятке в частности стала накаляться все больше. Усилилось дезертирство солдат с фронта. Они внесли свою лепту в дестабилизацию обстановки.

Вот как об этом писала в своих воспоминаниях участница революционных событий 1905 и 1917 гг. член РСДРП(б) Ия Константиновна Франчески (Громозова): «Наступил сентябрь 1917 года. Непопулярность правительства Керенского, недовольство затянувшейся войной сказывалось все сильнее и сильнее.

Однажды, когда я работала в статистике, часов около трех дня вдруг раздался тревожный слух – «на станции беспорядки».

Я отправилась туда. Шум и крики раздавались за вокзалом. За запасными путями тянулся ряд пакгаузов, где разгружались товарные поезда. На запасных путях стояли воинские эшелоны, заполненные солдатами, часть которых самовольно бежала с фронта. Когда я подошла, шум и крики усилились. Солдатская масса что-то кричала, сгрудившись у самого большого пакгауза. На ступеньках его стоял человек, и что-то говорил толпе. Я узнала нашего комиссара Совета рабочих и солдатских депутатов доктора Трейтера, которого я хорошо знала.

Я стала прислушиваться. «Даешь паровоз, отправляй поезд» - кричали солдаты, наступая на Трейтера. Последний, стараясь перекричать шум, доказывал, что путь не свободен, паровозов свободных нет, и эшелон он может отпустить только завтра. Толпа свирепела, раздавались угрозы по адресу Трейтера. И, наконец, вся масса двинулась на приступ, чтобы избить Трейтера.

Тот захлопнул массивные двери пакгауза и забаррикадировался там. Толпа наступала, стараясь выломать двери. Медлить было нельзя. Я побежала на вокзал, чтобы позвонить о помощи. Но, к счастью, из города уже мчался отряд добровольной милиции. С его помощью удалось освободить Трейтера, и успокоить толпу.

На станции говорили, что такие истории теперь повторяются очень часто. Нигде нет порядка. С фронта бегут. Масса так называемых мешочников заполняет поезда».9

15 сентября 1917 г. министерство внутренних дел издало циркуляр, по которому «запрещалось совмещать оплачиваемую административную должность с любой другой платной работой».

Помощники губернского комиссара присяжный поверенный Н.В. Огнев и доктор В.А. Трейтер предпочли отказаться от своих административных должностей.

4 октября 1917 г. помощник Вятского губернского комиссара В.А. Трейтер обратился к губернскому комиссару П.Т. Саламатову со следующим заявлением: «Имею честь заявить Вам, что, совмещая должность врача изоляционного пропускного пункта на Пермской железной дороге по вольному найму, я не предполагаю оставлять ее, почему покорнейше прошу об освобождении меня от обязанностей помощника комиссара и указать, кому и в какой срок я должен сдать дела».10

20 октября губернский комиссар направил в министерство внутренних дел телеграмму: «Мои помощники Огнев и Трейтер подали заявления об отставке вследствие циркуляра о несовмещении. Губернский исполнительный комитет избрал мне в помощники Вятского уездного комиссара Павла Степановича Басова и начальника Вятской городской милиции Василия Афанасьевича Дробинина».11

С 24 октября по 1 ноября 1917 г. в г. Вятке проходила 59-я экстренная сессия Вятского губернского земского собрания.

В журнале заседания за 26 октября сообщается, что «по вопросу о верховном управлении губернией предложение председателя собрания П.И. Панькова об организации при губернском комиссаре временного особого совета из выборных губернского земского собрания и Вятской городской думы в виду захвата власти в Петрограде большевиками.

Постановлено: признать организацию временного особого совета при губернском комиссаре для принятия предупредительных мер к сохранению порядка и спокойствия в губернии мерой экстренно необходимой и избрать в особый совет уполномоченными Л.В. Юмашева, П.С. Басова и П.Н. Чиркова».12

27 октября губернское земское собрание постановило: «К попытке захвата власти антигосударственными элементами отнестись резко отрицательно. Признавать только власть временного правительства, организованную на правильных государственных началах; впредь до создания нового правительства верховную власть в губернии губернское собрание берет на себя. Все исполнительные действия по организации власти и охране порядка поручить совету при губернском комиссаре».13

28 октября Вятское губернское земское собрание направило в Гатчину А.Ф. Керенскому телеграмму в следующей редакции: «Вятское губернское земское собрание нового состава, имеющее право назвать себя единственно законным выразителем воли народа губернии, попытку большевиков захватить государственную власть считает преступление и безумием. Губернское земское собрание впредь до установления связи с временным правительством верховное управление губернией взяло в свои руки».14

На заседании 1 ноября П.Т. Саламатов обратился к земскому собранию с просьбой освободить его от должности губернского комиссара. Отставка была принята с отсрочкой на 2 недели.

В конце ноября губернским комиссаром стал В.А. Трейтер. Но работать в этой должности ему пришлось недолго. В начале декабря политическую власть в г. Вятке взяли в свои руки большевики.

В этих условиях по предложению В.А. Трейтера было созвано Вятское губернское земское собрание.

16 декабря 1917 г. в 8 часов вечера открылось первое заседание. Товарищ председателя собрания В.В. Смолин отметил, что «при тяжелых условиях приходится губернскому собранию начинать свою работу. Еще в прошлую сессию работа была нарушена попыткой захвата власти в Петрограде, но тогда нельзя еще было точно учесть грядущих бедствий. С тех пор каждый день, каждый час приносил все новые страшные вести. Грозным пожаром объята страна: вовсю идет братоубийственная гражданская война. Поднимаются для борьбы с большевизмом народы Дона, Кавказа, Оренбурга, Украины. Взад и вперед проносятся мимо воинствующие эшелоны, которые вымещают свой воинственный пыл на мирном населении. Вероятно, не один из вас, избранников 3,5 миллионного населения испытал на себе всю тяжесть настоящих событий.

Для земской работы нужно холодным умом обсудить происходящие события и вынести свое решение».15

Председатель собрания П.С. Басов предложил заслушать отчет губернского комиссара В.А. Трейтера о деятельности Верховного Совета по управлению губернией.

При появлении В.А. Трейтера зал заседания огласился бурными продолжительными аплодисментами. Василий Алексеевич обратился к присутствующим со следующей речью: «Граждане гласные. Позвольте приветствовать вас, хозяев Вятской губернии. Деятельность Верховного Совета по управлению губернией может быть разбита на 3 периода. Период первый – это то время, когда еще была надежда на восстановление деятельности Временного правительства и роль Верховного Совета сводилась к временному управлению Вятской губернией до восстановления Временного правительства. Второй период, когда выяснилась (приблизительно 10-11 ноября) невозможность восстановления деятельности Временного правительства и перед Верховным Советом встала цель сохранить существующий аппарат управления до установления надлежащей центральной власти Учредительным собранием. И третий период, когда 6-8 декабря выяснилось, что с захватом большевиками губернского комиссариата, уничтожения силой самого аппарата управления и его канцелярии, Верховный Совет оказался под постоянной угрозой ареста и насилия, почему последнему и пришлось существовать на положении нелегальном.

Во время первого периода деятельности Верховного Совета та была, по существу, деятельностью не вполне заменившей власть центрального правительства. Так как, например, первое время отчасти получались телеграммы от министров Никитина, Богуцкого, Салтыкова по разным вопросам управления, по выборам в Учредительное собрание. Верховному Совету приходилось санкционировать лишь вопросы неотложной спешности.

Во втором периоде связь была совершенно утеряна, и Верховный Совет стал предпринимать вполне самостоятельные шаги, поместив в местных газетах следующее сообщение: «Верховный Совет по управлению Вятской губернией, образованный Вятским губернским земским собранием, выбранным на основе всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права, в составе представителей от губернского земского собрания, городской думы и организаций, стоящих на государственной точке зрения, является единственной полномочной народной властью для управления Вятской губернией.

Совет приложит все усилия к тому, чтобы:

  1. Обеспечить свободу и правильность производства выборов в Учредительное собрание.
  2. Обеспечить порядок и спокойствие в губернии и правильную работу государственно-общественных учреждений.
  3. Принять решительные меры к облегчению продовольственного кризиса.
  4. Обеспечить правильную работу фабрично-заводских предприятий в губернии.

Успешное выполнение вышеизложенной программы при данном тяжелом положении родины возможно лишь при правильной энергичной работе волостного уездного и губернского земств и земельных комитетов, а также городских самоуправлений и дружной поддержке всего населения».

В этом периоде произошел захват власти в г. Вятке большевиками. С 27 ноября по 1 декабря Верховный совет работает уже не с комиссаром Временного правительства, а со своим комиссаром, т.е. уполномоченным, так как не только связи с членами Временного правительства, но и вообще с Петроградом не стало. С 2 декабря деятельность Верховного Совета заключалась лишь в поддержке связи, а 6 декабря уже более ничего не осталось, как созвать губернское земское собрание с представителями городов. Работа третьего периода была кратковременной и состояла лишь в подготовке к губернскому собранию.

Хотя Верховному Совету приходилось вести борьбу с захватными стремлениями, но деятельность его сама по себе была, главным образом, моральной. Верховный Совет являлся центром, знаменем, около которого объединялась частью действительно, а последнее время идейно вся благомыслящая организованная часть населения Вятской губернии, стоящая на государственной точке зрения. Это было, во-первых. Во-вторых, деятельность Верховного Совета выражалась в поддержании работы аппарата управления губернией и в направлении деятельности этого аппарата. В-третьих, в решении вопросов, подлежащих санкции центральной власти.

Верховный Совет был общепризнанным, кроме незначительной части населения – под влиянием агитации делегатов, приехавших из Петрограда и совершенно чуждых пониманию интересов и нужд Вятского края.

События шли с такой головокружительной быстротой, что масса времени, энергии и труда уходило на ориентировку в положении. Верховный Совет не может дать особо ярких конкретных примеров своей какой-либо выдающейся деятельности, ибо, повторяю, события отвлекали от деловой работы. Но он, во всяком случае, остался тем центром, тем знаменем, около которого объединилась та часть населения, которая стоит на точке зрения государственной, но не классовой. Это знамя осталось пока в руках Верховного Совета. И теперь дальнейшее решение принадлежит вам. И ваше дело указать нам, как жить и работать дальше.

Далее позвольте указать, какие произошли изменения в губернском комиссариате. Сначала губернским комиссаром был П.Т. Саламатов, помощниками губернского комиссара – Н.В. Огнев и я. Так было до последнего губернского собрания. Еще до него Н.В. Огнев и я подали заявление об уходе и на наши места были избраны П.С. Басов и В.А. Дробинин. Когда П.Т. Саламатов от должности губернского комиссара отказался. То последней сессией губернского собрания губернским комиссаром был избран Н.И. Максимов. Когда пришло время П.Т. Саламатову в pполовине ноября думать об освобождении от Вятский архитектор М. А. Бухгольц, обязанностей губернского комиссара, то Н.И. Максимов на категорическую телеграмму приехать для вступления в исполнение обязанностей  ответил отказом. Отставка Н.В. Огнева и моя после повторных заявлений была принята. П.Т. Саламатов 26 ноября внезапно уехал в Петроград, сдав исполнение обязанностей Жуковскому, но тот отказался. Положение было таково, что у Верховного  Совета не было уполномоченного по управлению губернией.

27 ноября Верховный Совет предложил исполнение обязанностей мне. И я, считая таковое положение изъявлением воли народа всей губернии, взял в свои руки знамя объединения и это знамя донесено до вас благополучно. Считаю свою личную роль конченой».16

Речь В.А. Трейтера была встречена бурными аплодисментами всего зала.

Это было последнее публичное выступление В.А. Трейтера в качестве политического деятеля. Вскоре он был арестован по распоряжению Вятского Совета рабочих и солдатских депутатов. После окончания следствия В.А. Трейтер был освобожден из-под стражи.

В 1918 г. он занялся педагогической деятельностью. В 1920-е гг. вплоть до своей смерти 11 октября 1929 г. Трейтер работал на кафедре педологии Вятского пединститута.

Примечания

1 ГАКО. Ф. 1345. Оп. 1. Д. 15. Л. 7, 8.

2 Там же. Д. 15. Л. 17.

Там же. Д. 12. Л. 161.

4 Там же. Д. 20. Л. 8.

5 Там же. Д. 20. Л. 17 об.

6 Там же. Д. 20. Л. 24.

7 Там же. Д. 20. Л. 25 об.

8 Там же. Д. 20. Л. 27 об.

9 Там же. Ф. 1397. Оп. 1. Д. 27в. Л. 32-35.

10 Там же. Ф. 1345. Оп. 1. Д. 15. Л. 47.

11 Там же. Д. 15. Л. 61, 62.

12 Там же. Ф. 616. Оп. 1. Д. 271. Л. 26.

13 Там же. Д. 271. Л. 27.

14 Там же. Д. 271. Л. 28.

15. Там же. Д. 273. Л. 2 об.

16 Там же. Д. 273. Л. 5-6 об.

 

Памятные даты в истории России:
Если запуск java у вас включен, то рекомендую обратиться к источнику информера: Информер праздников, событий и знаменательных дат.
Возможно, Вы найдете решение.
Яндекс.Метрика