Вятский архитектор М.А. Бухгольц, современник И.А. Чарушина.

Известно, что И.А. Чарушин родился 24 февраля 1862 г. в городе Орлове Вятской губернии. Получил блестящее образование на архитектурном факультете Академии Художеств в Петербурге, на конкурсной основе выполнил академический проект для получения степени архитектора – художника первого класса. В Вятской губернии начал работать губернским архитектором с 1894 г. и прослужил на этом посту до 1916 г. Его преемником стал М. А. Бухгольц, человек менее известный, личность его до последнего времени мало упоминалась в исследованиях по истории вятской архитектуры. И это неудивительно, много лет он работал рядом со знаменитым и признанным архитектором И. А. Чарушиным, но в качестве помощника, в должности младшего архитектора Строительного отделения Вятского губернского правления. Как отметил А. Г. Тинский в своей книге «Вятская мозаика»: «Младшему архитектору – «архитектору для производства работ» - редко удается что-то проектировать самому. Обычно ему поручают небольшие постройки…»

Помочь раскрыть некоторые стороны жизни и служебной деятельности  этого человека может его формулярный список на 1902 г., хранящийся в фонде Вятского губернского правления в Государственном архиве Кировской области[1]. Так, известно, что «гражданский инженер, надворный советник Матвей Алоизиевич Бухгольц, младший архитектор строительного отделения Вятского губернского правления, 45 лет (возраст – так в документе), вероисповедания римско-католического, знаков отличия не имеет, жалования получает 450 руб. и столовых 450 руб., а всего 900 руб. в год»[2], родился в дворянской семье в г. Вильно Виленской губернии 24 февраля 1860 г[3].

Образование Матвей Алоизиевич получал в несколько этапов: сначала окончил курс реального училища, а затем – полный курс наук в Институте гражданских инженеров, со званием гражданского инженера и с правами на чин XII класса. После чего 1 февраля 1889 г. был определен на службу в Министерство внутренних дел и указом Правительствующего сената утвержден в чине губернского секретаря со старшинством. В течение первых лет службы карьера молодого архитектора складывалась не слишком успешно. Сначала он ушел в отпуск на три месяца через восемь дней с момента зачисления на службу, затем был откомандирован для занятий в Техническо-строительный комитет без содержания[4].

Известно, что И. А. Чарушин начал работать вятским губернским архитектором с 1894 г. М. А. Бухгольц приехал в Вятку несколько раньше. Он был назначен  исправляющим должность младшего архитектора Строительного отделения Вятского губернского правления 21 марта 1891 г[5]. За долгие годы своей работы Матвей Алоизиевич был несколько раз награжден: 6 декабря 1906 г. – орденом Св. Станислава 3 степени, 23 февраля 1908 г. – орденом Св. Анны 3 степени «за беспорочную выслугу 12 лет в должности VIII класса», «на основании Высочайшего повеления 21 февраля 1913 г. представлено право ношения светло бронзовой медали в память 300-летия Царствования дома Романовых»[6].

22 августа 1916 г. произошло, вероятно, знаменательное событие в жизни М. А. Бухгольца: высочайшим приказом по гражданскому ведомству он был назначен губернским архитектором строительного отделения Вятского губернского правления. Но работать на этой должности ему пришлось совсем недолго. Уже 1 февраля 1918 г. в виду произошедших в стране изменений была проведена реорганизация Вятского губернского правления. И. А. Чарушин, М. А. Бухгольц и некоторые их коллеги в результате этого вошли в состав служащих техническо-строительного отдела губернского исполнительного комитета Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов[7].

Как после этого сложилась жизнь М. А. Бухгольца, мы можем узнать из его личного дела, которое хранится в фонде Комитета государственных сооружений при Вятском губернском Совете народного хозяйства. Сведения, которые можно здесь почерпнуть довольно скудны, однако, они позволяют сделать определенные выводы.  Матвей Алоизиевич продолжил работу по профессии вплоть до 1932 г. Его заявление о получении пенсии датируется 21 августа 1932 г. Кроме того удалось узнать адрес, где он проживал со своей семьей в 1920 г. – ул. Горбачева, д. 58, г. Вятка.

В анкетном листе служащего городского и сельского строительных отделений Вятского губернского отдела комитета государственных сооружений от 1 июля 1919 г. указано, что в марте 1919 г. Матвей Алоизиевич поступил на новую должность – инженера при отделении городского и сельского строительства. Так же известно, что он  был беспартийный, женат, семья состояла из шести человек, при чем, на иждивении находилось четверо[8].

Благодаря этому документу яснее предстает его деятельность «до» и «во» время революции, практический стаж работы:

« До революции. 1) Помощник производителя работ по постройке Центрального дома душевнобольных в Творках близ Варшавы, с постройкой подъездного шоссейного пути[9]. 2) Инженер (младший производитель работ) при постройке каменных казарм на 2 полки в г. Острове Ломкинской губернии. 3) Дорожный инженер Вятского губернского земства по Слободскому и Глазовскому уездам. 4) Младший архитектор Вятского губернского правления. 5) Вятский губернский архитектор. Во время революции: инженер Вятск[ом] отд[елении] Комитета гос[ударственных] сооружений. Стаж 32 года по гражданским постройкам. Гражданские (церкви, больницы и казармы) и шоссейные сооружения, много самостоятельно произведенных построек (до 200)»[10].

Много лет Чарушин и Бухгольц работали вместе, вели совместные проекты, вынуждены были согласовывать различные решения. Закономерно возникает вопрос, какие личностные отношения их связывали. Однако, сделать объективные выводы по документам, которые мною были просмотрены, сложно и в целом было бы неправильно.

Но один прецедент, обнаруженный в деле о рассмотрении проекта римско-католической часовни в г. Вятке, позволяет предположить отсутствие дружеских отношений между архитекторами. В рапорте И. А. Чарушина вятскому губернатору от 21 октября 1899 г. он пишет: «Не находя удобным в настоящем рапорте моем подробно излагать весь ход настоящего дела, равно и заседаний комиссии, тем не менее, считаю не лишним доложить Вашему Превосходительству, что техническое наблюдение за упомянутой постройкой мною было принято при несколько исключительных условиях. На сделанное мне предложение со стороны строительного комитета, состоящего под председательством Окружного горного инженера статского советника г. Подымовского, принять на себя наблюдение за производством работ по постройке Каплицы, я отвечал неоднократным отказом, считая такое обращение, именно ко мне, явлением не совсем нормальным по следующим причинам. Постройка Римско-католической каплицы в г. Вятке, созидаемая для удовлетворения религиозных потребностей всего вообще католического населения Вятской губернии, в частности, казалось бы, возлагала нравственную обязанность на местных техников католиков в лице г. губернского инженера Яголковского и младшего архитектора Бухгольц принять на себя непосредственно активное участие в деле этой постройки, не обращаясь к посторонней, тем более, иноверческой помощи. Почему эти лица уклонились от принятия на себя технического руководства работами по постройке Каплицы, это обстоятельство для меня первоначально оставалось неизвестным. Но в настоящее время, сопоставляя весь образ действий г. Губернского Инженера, его крайне резкое и враждебное отношение к делу постройки каплицы, несправедливую критику моих технических распоряжений, построенную на почве различных мелких придирок, не оправдываемых никакими техническими соображениями, как это установила комиссия…все это невольно приводит меня к тому убеждению, что обращение ко мне принять техническое руководство над означенной постройкой было явлением не случайным, а являлось результатом взаимных отношений между названными выше техниками католиками с одной стороны и строительным комитетом по постройке часовни – с другой. И как только началась постройка ее, характер этих, быть может, чисто личных отношений весьма скоро обрисовался путем перенесения оных на почву самого дела. Начались демонстративные запугивания и требования прекратить работы, сломать все возведенное, как выстроенное будто бы неправильно и подвергнуть судебному преследованию производителя работ и членов строительного комитета…»[11] Нетрудно сделать вывод, что после подобного инцидента отношения между архитекторами не моги быть дружескими. Известно, что Бухгольц в отличие от Яголковского не выступал в данном конфликте в роли инициатора. Тем не менее, косвенно поддерживал его. Вот резолюция, написанная его рукой: «Так как производства работ во время кладки фундамента мне не доводилось видеть, то считаю невозможным по данным сделанного осмотра дать какое-либо заключение правильности работ и степени безопасности построения»[12].

Этот нелицеприятный факт биографии Бухгольца скрашивает то, что, по всей видимости, он был добросовестным работником. Так, сохранился документ «Отношение председателя строительно-хозяйственной комиссии по постройке казарм в г. Острове Ломжинской губернии от 26 апреля 1893 г. в Вятское губернское правление», в котором говорится о том, что М. А. Бухгольцу назначена премия в размере 180 руб. за время участия его в постройке Островских казарм[13].

Во время изучения личных дел и формулярных списков М. А. Бухгольца возникли некоторые вопросы о его личной и семейной жизни. Так, указывается, что он женился в 1913 г., а годы рождения детей – 1896, 1898, 1901, 1903. В ходе работы с документами Вятской духовной консистории некоторые обстоятельства прояснились.

Так, в архивном фонде Вятской духовной консистории в метрической книге Спасохлыновской церкви г. Вятка за 1913 г. под порядковым номером 22 имеется актовая запись о бракосочетании надворного советника, гражданского инженера Матвея Алоизиевича Бухгольца, римско-католического вероисповедания, первым браком (возраст – 52 года) и вятской мещанской девицы Екатерины Палладиевны Шибановой, православной (возраст – 43 года). Поручителями выступили по жениху: гражданский инженер Феликс Филиппович Яголковский (коллега Бухгольца) и почетный гражданин Иван Николаевич Усольцев; а по невесте: отставной коллежский асессор Сергей Васильевич Емельянов и потомственный почетный гражданин Виталий Витальевич Лопатин[14]. Как ясно из документа, и для жениха, и для невесты это был первый брак. Но почему в таком солидном возрасте? И как объяснить четверых детей, которые значатся в формулярном списке?

Сейчас сложно достоверно сказать почему, но очевидно, что долгое время Бухгольц скрывал свою семью, жил в неофициальном, как принято сейчас говорить, гражданском браке. Одна из версий – это разница в происхождении: он – дворянин, она – в одном документе указана мещанской девицей, в другом – крестьянкой д. Гусевская Селезеневской волости Вятского уезда. Тем не менее, о серьезности этих отношений говорят дальнейшие поступки Бухгольца: он не только женился на Шибановой, но и признал официально всех своих детей. Так, в актовой записи о рождении его дочери Лидии от 30 января 1896 г. указано, что девочка незаконнорожденная, мать – крестьянская девица д. Гусевская Селезеневской волости Вятского уезда Екатерина Палладиевна Шибанова; воспремница – акушерская ученица Надежда Михайловна Безсонова[15]. Но интересно примечание, сделанное позднее:

«По прошению 3 апреля 1913 г. означенная в сей статье Лидия Шибанова определением Вятского окружного суда от 3 августа 1913 г. узаконена надворному советнику, гражданскому инженеру Матвею Алоизиевичу и жене его Екатерине Палладиевне Бухгольц. Отметка сия учинена по указу консистории 17 августа 1913 г. за № 16961. Подпись: архивариус В. Шабалин»[16].

В жизни и творческой деятельности М. А. Бухгольца по-прежнему осталось много неясного, но очевидно, что это был человек неординарный с интересной судьбой, которая однажды привела его на Вятскую землю из далекого г. Вильно.


[1] Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 583. Оп. 608. Д. 114.

[2] Там же. Л. 6 об.

[3] ГАКО. Ф. Р-801. Оп. 2. Д. 15. Л. 2.

[4] Там же.  Ф. 583. Оп. 608. Д. 114. Л. 6 об.

[5] Там же.

[6] Там же. Л. 11 об.

[7] Там же. Д. 114 а. Л. 19.

[8] Там же. Ф. Р-801. Оп. 2. Д. 15. Л. 2.

[9] В этот период времени отчетливо выяснилась крайняя недостаточность психиатрической помощи в России.  В губерниях, на которые не распространялось земское положение, строились правительственные больницы: в Вилейках под Вильной, в Виннице Подольской губернии, в Творках близ Варшавы, Московская окружная лечебница около Подольска, Томская и т. д. Больница в Творках существует и сегодня.

[10] ГАКО. Ф. Р-801. Оп. 2. Д. 15. Л. 2.

[11] Там же. ф. 583, оп. 519, д. 42, л. 80 об., 81.

[12] Там же.  ф. 583, оп. 519, д. 42, л. 51 об.

[13] Там же. Ф. 583. Оп. 517. Д. 180. Л. 5.

[14] Там же. Ф. 237. Оп. 226. Д. 1345. Л. 395 об. – 396.

[15] Там же. Д. 514. Л. 276 об. – 277.

[16] Там же.

Главный специалист М.Л. Зубарева

 

Памятные даты в истории России:
Если запуск java у вас включен, то рекомендую обратиться к источнику информера: Информер праздников, событий и знаменательных дат.
Возможно, Вы найдете решение.
Яндекс.Метрика